Людмила Пронькина - о своем первом фильме и режиссерских буднях

27 октября 2012
Национальный фонд поддержки правообладателей помог студентке ВГИКа Людмиле Пронькиной снять ее дебютную короткометражную киноленту «Семья» (рабочее название). Картина описывает эпизод из жизни обычной московской семьи, столкнувшейся с проблемой «отцов и детей». Мы решили поближе пообщаться с Людмилой и узнать, какие трудности приходится преодолевать начинающим режиссерам и как можно им помочь. НФПП: С какой целью создавался фильм «Семья»? Людмила: В настоящее время я совмещаю работу с учебой - получаю второе высшее образование во Всероссийском государственном университете кинематографии имени С.А. Герасимова. В качестве курсовой работы нам порекомендовали снять фильм полностью самостоятельно - придумать идею, написать синопсис и сценарий. Честно говоря, мой сценарий несколько раз редактировался мастерами. НФПП: Получается, что фильм полностью разрабатывался Вами? Идея? История? Сценарий? Людмила: Идея принадлежит мне, и сценарий я писала сама. Но мне также помогали мои мастера – Анна Владиславовна Новикова (мастер моей мастерской), Татьяна Артемьевна Дубровина и Наталья Валерьяновна Тапкова. Они давали ценные рекомендации по литературному сценарию, и затем по режиссерскому. Потом я еще несколько раз вносила правки в сценарий уже без помощи мастеров по мере привлечения новых людей в нашу съемочную команду. У меня было общее, глобальное видение, но, создавая команду, я прислушивалась к рекомендациям оператора, художника, второго режиссера. В основном, конечно, была проделана большая работа с моим оператором Даней Фомичевым, студентом операторского факультета мастерской Юсова. Благодаря ему сценарий пришел вот к такому виду, по которому я уже начала снимать. Вообще, хочу сказать Дане огромное спасибо не только за его профессиональный подход к работе, но и за то, что так меня поддерживал весь период съемок, за его человечность. НФПП: Как Вы собирали свою команду? Людмила: Команду я искала среди студентов, но были и исключения. Например, звукорежиссера пришлось привлечь извне. Проблема была в том, что я поздно начала собирать команду. Был уже летний период, когда все студенты находятся на каникулах. Но основной костяк – все-таки студенты: второй режиссер, оператор, художник, администратор. В организации съемочного процесса мне помогала второй режиссер Оля Невская. А во всем, что касается денежных средств, я, можно сказать, 3 в 1 - сценарист, режиссер и директор картины. Для меня это был выстраданный проект. Я знала, что должно получиться, и хотелось это реализовать. Надо было выплеснуть наружу то, что сидело у меня внутри. Вот так и начиналась эта работа. НФПП: Почему именно такая тема - тема семьи, детей и родителей? Людмила: Даже не могу точно сказать, почему. Долго сидела, думала над идеей, размышляла, чего бы мне хотелось. А сроки были сжаты… Написала синопсис на две страницы, потом рассказ. Получилось вот так. Видимо, эта тема давно волновала меня подсознательно. Я уже потом задумалась над этим. НФПП: Сколько времени было на реализацию Ваших идей? Людмила: Студенты нашей группы должны были сдать сценарии к февралю. Дальше - подготовка. Съемки должны были проходить в летний период, дедлайн – середина октября. Пытаясь уложиться в сроки, я столкнулась с некоторыми трудностями. Дело в том, что необходимо подстраиваться под каждого члена команды. Так, например, актеры часто летом заняты на съемках, и не так просто найти лазейку в их плотном графике. Ведь многие фильмы снимаются именно летом, даже зимние сцены, так как в летний период световой день длинный, и можно успеть снять намного больше кадров, не затрачивая много денег. В результате так получилось, что приступить к съемкам мы смогли только в начале сентября. У нас было пять съемочных дней, за которые мы не успели отснять все сцены, и оставшиеся мы доснимали уже в начале октября. Сейчас работа практически завершилась. Осталось снять отдельные кадры - крупные планы, детали для заставок. На это уйдет один день. Обычно эти мелочи снимаются на этапе монтажа, сейчас фильм как раз на этой стадии. Монтаж делает тоже студент, вместе со мной. Я надеюсь, что в скором будущем фильм будет готов. НФПП: Где Вы нашли актеров? Кто они? Людмила: Что касается актера на роль восьмилетнего мальчика, то его я нашла в детской театральной студии «Хорошее удовольствие», где мой одногруппник Арман Сирунян работал постановщиком спектаклей. Как-то я напросилась к нему на одно из выступлений детишек – они исполняли отрывки из музыкального спектакля «Маугли», и мне очень понравился мальчик, исполнявший роль Балу. Это был Леня Гочуа. Мне нужен был скромный мальчик, заучка. Как мне кажется, я с ним угадала. С детьми сложно – нужно, чтобы характер актера соответствовал характеру героя. Я просто ткнула пальцем в небо, и попала. Леня оказался очень умным. После прочтения сценария он указал на некоторые орфографические ошибки. Я писала очень быстро, и, несмотря на то, что работаю редактором и стараюсь писать грамотно, ошибки все же были. Алену Григоренко, сыгравшую роль его сестры, я нашла в московской школе № 232. В этой школе есть театральные классы, где преподают замечательные актеры, в том числе и мой однокурсник Кирилл Грацинский. В процессе поиска 15-летней девочки я обратилась к нему, и он помог. Владимира Малкова, исполнившего роль дедушки, мне порекомендовала моя преподавательница по монтажу Наталья Валерьяновна Тапкова. В российских фильмах часто можно увидеть таких «народных» дедушек, как у меня, - деревенский дед приезжает в Москву и ничего не понимает. На такую роль обычно выбирают дедушек определенного типажа. У меня же получился европеизированный дед, с особой внешностью. Он часовщик, с образованием, не неуч. Пришлось потратиться на грим, чтобы русифицировать его немного испанскую внешность. Но, как мне кажется, эта его нетипичность придала изюминку фильму, благодаря ей картина не получилась стандартной российской мелодрамой. С Колей Тумиловичем, сыгравшим роль папы, мы уже были знакомы до съемок– он учится во ВГИКе в мастерской Шиловича. Актрису Елену Жукову я просто пригласила на роль мамы. В эпизодических ролях - студенты ВГИКа, а также мои друзья сыграли в массовке. НФПП: Какой эпизод в фильме было снимать сложнее всего? Людмила: В последний день съемок мы снимали детский хор. Наверное, это и была самая сложная сцена. Съемки проходили в школе № 232 - там интересный интерьер, и плюс мне разрешили снять школьников. Привели 40 восьмилетних детей, из которых нужно было выбрать 15. Надо было, чтобы они ровно стояли, чтобы правильно направлять свет. Сначала дети строились, пели, держались молодцом. Но как только образовывалась пауза, они начинали бегать по актовому залу, играть в салки, драться, дергать за косички. Один захочет пить - тут же найдутся еще трое, потом еще трое, а затем и весь хор бежит за водой. В общем, сложно было угомонить, организовать их всех. Но интересно. И здесь мне очень помогла Оля Невская, второй режиссер. В нужный момент она рыкала на детей, и они становились ровно, как солдатики. Надо отдать должное маленьким храбрецам, ведь мы их снимали 4-5 часов, правда, с перерывом на обед. Потом они получили право повозить оператора на операторской тележке. Было весело. Зрителей в зале сыграли школьники из 10-х и 11-х классов, а также некоторые учителя этой замечательной школы. На их съемку у нас тоже ушло около пяти часов. Хороший опыт. НФПП: Кто больше всех помогал Вам в создании фильма? Людмила: Здесь сложно сказать, ведь создание фильма – это коллективная работа. Каждый член съемочной команды внес свой вклад в работу. Выделить кого-то одного было бы неправильным. Помогали все. Вот я, например, бесконечно корректировала сценарий, диалоги, всякие мелочи исправляла. Может быть, это из-за неуверенности, а еще хотелось, чтобы получилось идеально. И за неделю до съемок Владимир Малков - актер, исполнивший роль дедушки, - сказал мне, что хватит, что он не может больше получать мои сценарии. Своей жесткостью он меня остановил. Иначе я еще редактировала бы, переносила бы съемки, и, наверное, так бы и не сняла. Потом Владимир Петрович давал ценные советы во время съемок, где-то успокаивал. На площадке мне также помогали мои однокурсницы Маша Беспятова и Таня Марченко. Без их помощи мне пришлось бы очень сложно. Еще раз упомяну моего второго режиссера Олю Невскую, которая решала все организационные вопросы. Для короткометражки у меня много актеров, и всех нужно найти, довезти, организовать обеды и прочее. Всем этим занималась Оля. Художник Оля Смелова сделала многое для художественного оформления интерьеров, продумывала костюмы, но она училась, и поэтому иногда не могла присутствовать. На площадке в какой-то степени ее заменяли оператор и второй режиссер. Ну и оператор – Даня Фомичев – много мне помогал. Есть операторы, которым просто дают сценарий, и они выполняют задачу режиссера – просто исполнители. А Даня работает по-другому. Он, как и я, очень дотошный и въедливый. Даня подошел к работе творчески: стал мне присылать варианты, как и что можно было бы сделать еще, много со мной ездил на локации, давал рекомендации. Благодаря нему я многое изменила, и фильм стал более кинематографичным. Сценарий приобрел визуальные окраски – стал не литературным сценарием, а, как мне кажется, именно киношным. Ну и, конечно, Даня морально поддерживал меня, что немаловажно, ведь для меня это дебютная работа, и стресса из-за этого еще больше, с которым не так просто справиться на первых порах. Вообще, для меня работа над этим фильмом была сильной моральной нагрузкой. Хорошо, когда есть постановщики, которые поддерживают. Если бы не эти люди, фильм бы не состоялся. НФПП: Как Вы узнали о нашем фонде? Людмила: О фонде я узнала через знакомую. Она рассказала, что существует такой фонд, который мог бы мне помочь, и дала ваши контакты. На мою просьбу откликнулись очень быстро. Попросили сценарий, встретились со мной и дали утвердительный ответ. Деньги ушли на аренду технического оборудования. На фильм было потрачено немало собственных средств. Во ВГИКе на бесплатном отделении студентам предоставляются камеры, аппаратура, и есть возможность снять фильм практически бесплатно. Но я учусь на платном отделении, и здесь все иначе. Так, например, Даня искал технику через друзей; мы с ним много думали, где и что можно найти подешевле. НФПП: Есть еще какие-то учреждения помимо фонда, которые помогли Вам? Людмила: Одна киностудия помогла мне нематериально - бесплатно предоставила некоторый реквизит, чтобы я не арендовала и не покупала. НФПП: Что бы Вы как начинающий режиссер сказали по поводу поддержки молодых кинематографистов в нашей стране? Людмила: Как и в других странах, у нас есть ВГИК. Очень хорошо, что он дает студентам снять свои первые работы бесплатно. Но, опять-таки, проблема не решена для студентов платного отделения, которым такая возможность не предоставляется, несмотря на то, что они платят еще и за обучение. По законам РФ, второе высшее образование мы тоже не можем получать бесплатно. По своему опыту я могу сказать, что выход в том, чтобы были такие фонды, как ваш. Я очень рада, что вы мне помогли. Ваша поддержка – большой вклад в создание моего фильма, а это моя самая первая и очень показательная режиссерская работа. По моему совету к вам обратилась Ольга Невская - мой второй режиссер, и я знаю, что вы ей тоже помогли. Я теперь всем рассказываю о том, что есть такой замечательный фонд. У нас короткий метр - это зачастую учебное кино. За рубежом это отдельный жанр, и есть режиссеры, которые снимают только короткий метр. Если посмотреть на титры, можно увидеть очень много партнеров и спонсоров съемок – компании, организации… У нас пока этот процесс не налажен абсолютно. Я обращалась во многие фонды, госучреждения, но они отказывали мне в материальной помощи. НФПП: Чем они руководствовались? Людмила: Тем, что я являюсь студенткой ВГИКа, а госучреждения и правительство и так помогают нашему институту. Здесь не учитывается ситуация, сложившаяся для студентов платного отделения. Фонды чаще помогают полному метру. Я так полагаю, в поддержке короткометражек нет выгоды. Если за рубежом их показывают в кинотеатрах, то в России продать короткий метр невозможно. На мой взгляд, короткий метр снять сложнее. В полнометражном фильме есть где разгуляться и раскрыть тему. А тут мы ограничены во времени. Мне немножко обидно, что этот жанр у нас в стороне и даже не существует доступной учебной литературы. НФПП: Кто помогает начинающим кинематографистам в стремлении к новым профессиональным знаниям? Людмила: Существуют мастер-классы, на которых известные режиссеры и актеры на своих примерах рассказывают о работе над фильмами. Можно задать вопрос и сразу получить ответ. Лично мне повезло с мастерской. Во время съемок я могла в любой момент позвонить своим мастерам, и они всегда помогали. А, например, преподавательница по монтажу Наталья Валерьяновна в этот период была в Болгарии и общалась со мной по скайпу - смотрела сценарий и давала советы. Это очень ценно. Но в конечном счете все достигается на своем опыте. НФПП: Как Вы видите дальнейшую судьбу своего фильма? Людмила: Есть несколько вариантов. Самый главный - фестивали. Если будут победы, то это отметки режиссеров, заслуга, признание, ну и плюс какие-то денежные компенсации. НФПП: Вы хотите в будущем работать в области кино? Людмила: Да. Несмотря на то, что для меня съемки дебютной картины были большим стрессом. Как-то раз я даже расплакалась от отчаяния. Сложно организовать все и всех. Каждый член команды обращается со своей проблемой или просьбой, и всем нужно помочь. Плюс жесткий график - если кто-то опаздывает, то график сбивается. Все заказано и подготовлено, составлена смета, и если случается опоздание, то удлиняется съемочный день, увеличивается оплата. Был такой момент, что один из актеров не смог прийти, а у нас была арендована квартира и техника на несколько смен. Без него снять не можем, а через день квартиры не будет. Пришлось снимать какие-то сцены без него, а потом ночью отдельно доснимать актера. Такие вещи могут выбить из колеи, сбить. Или, например, нужны были сцены в деревне. Сильный дождь размыл дорогу к тому месту, где мы изначально планировали снимать, и пришлось передумывать сцены применительно к другой локации. В первый же день съемок в деревне сломался генератор, и Даня принял решение занести все осветительные приборы в дом и подключить. Счетчик прыгал бешено. Пришлось отказаться от каких-то кадров, но, тем не менее, все получилось, кадры красивые. Незаметно, что снимали вечером - свет дневной. Без приключений не обошлось. То машины ломались, которые должны были везти команду, и люди добирались сами. То звукорежиссер звонил ночью - он пушку забыл в маршрутке, и мы микрофон привязывали на штатив и снимали. Лишь последние дни съемок проходили уже более гладко и организованно, решения принимались быстрее. Когда вижу, что сама расту, становится интереснее. Я очень благодарна съемочной команде – людям, которые даже в самых сложных ситуациях не ругались и не нервничали, а поддерживали и помогали. И, конечно, хочу еще раз поблагодарить ваш фонд за материальную поддержку, которая была мне так нужна именно в этот момент. От всей нашей съемочной команды желаю фонду развития и процветания, чтобы как можно больше начинающих кинематографистов могли получать помощь и уделять все внимание работе, а не поискам источников финансирования.