В доме-музее Станиславского в норвежской пьесе ожили чеховские герои

31 января 2013
В последних числах января в доме-музее Константина Станиславского необычная премьера – спектакль «Предчувствие «Чайки» в постановке Николая Скорика. По словам самого режиссёра, спектакль больше напоминает сценки: одна меняет другую, постепенно наполняя эмоциями сюжетную линию.
В основе пьесы несколько дней из жизни норвежской семьи. Хозяйка, недавно потерявшая мужа. Её дочь – талантливый, но бедный музыкант, живущая на доходы от репетиторства. На правах жениха в доме пребывает будущий муж дочери и брат покойного супруга вдовы. Размеренная жизнь средних бюргеров меняется с появлением импресарио, предлагающего талантливой артистке контракт. На горизонте маячат концерты в Дании, Франции, Швеции, впереди ждут слава, популярность, гонорары, но держат стены. Мать, теряющая рассудок и сходящая с ума, жених - мещанин, занятый мукомольными делами, обожатель, перекрывающий воздух… Пьеса малоизвестного в России норвежского драматурга конца 19 века Б. Бьернсона «Иоганна» на русский язык никогда не переводилась. Её перевода в интернете не найти и сейчас. Казалось бы, на сцене далёкая от русской действительности жизнь, но неожиданно понимаешь, что где-то это уже видел – нервозность героев, тревожное предчувствие будущего, неустроенность настоящим. И когда Иоганна зовёт мать оставить пронизанный старыми мыслями дом, уехать, посадить новый сад, вдруг на сцене видишь чеховских персонажей. Режиссёр Николай Скорик сознательно расставляет акценты в пьесе таким образом, что неожиданно ты попадаешь в вишнёвый сад на берегу озера, над которым кричит раненая чайка. И тогда становится понятно название спектакля. Режиссёр своей постановкой хочет сказать, что именно эта пьеса предвосхитила выход «Чайки» Станиславского. В 1898 году за несколько месяцев до основания своего театра великий режиссёр - создатель системы актёрского мастера – оплачивает перевод пьесы норвежского драматурга. Ясно, что Станиславский планирует её ставить. Но, несмотря на оплаченный перевод, зритель её так и не увидел. Почему? Что помешало? Это, наверное, останется неизвестным.