20 лет со дня смерти Святослава Рихтера

01 августа 2017

Святослав Теофилович Рихтер (1915-1997) – один из крупнейших музыкантов XX века, выдающийся российский пианист, народный артист СССР, первый в России обладатель премии «Грэмми».

«Я хочу прежде всего познавать музыку. Я – слуга музыки», – эти слова можно назвать жизненным кредо гениального музыканта.

В его артистической биографии было много необычного и не было многого, что привычно для большинства его коллег. Страстная увлеченность музыкой, стихийные, жадные поиски своего пути за клавиатурой феноменально одаренного самоучки, нескончаемое освоение новых сочинений, настойчивые попытки сочинять. В ноябре 1940 года состоялось первое выступление 25-летнего Рихтера перед столичной аудиторией. Пианиста ждал триумфальный успех, специалисты и публика заговорили о новом, ярком явлении в музыкальной культуре страны. За ноябрьским дебютом последовали другие концерты. Ширилась известность, крепла слава. Вслед за всесоюзной известностью пришла и мировая: с 1950 года начались поездки Рихтера за рубеж – в Финляндию, США, Канаду, Англию, Францию, Италию, Японию. Везде его сопровождал оглушительный успех.

Искусство Святослава Рихтера – искусство исполинских замыслов, крупных драматических форм, ярких штрихов, предпочитающее обращаться к человеку не доверительным шепотом, а открытой, страстной речью. Четкая внутренняя организованность, тщательная продуманность и точность деталей, безукоризненный вкус, баланс интеллектуального и эмоционального начал – эти качества стали его визитной карточкой.

Репертуар Рихтера поражает воображение любого музыканта: он играл практически всю фортепианную музыку, от Баха до Берга и от Гайдна до Хиндемита, выступая преемником и наследником знаменитого Антона Рубинштейн, исполнившего в своих «Исторических концертах» свыше тысячи произведений, принадлежавших восьмидесяти авторам. Знаменитый учитель Рихтера Генрих Нейгауз, относивший стилистическое восприятие к разряду высочайших достоинств своего ученика, писал: «Когда он заиграл Шумана после Гайдна, все стало другим: рояль был другой, звук другой, ритм другой, характер экспрессии другой; и так понятно почему – то был Гайдн, а то был Шуман, и Рихтер с предельной ясностью сумел воплотить в своем исполнении не только облик каждого автора, но и его эпохи».